Осязанием Жизнь

События

Который день стоит в окне погода
и яблонь цвет рассыпался в садах,
густеет тишина в крови у города,
но больше зелени в его глазах.
А в захолустье словно кто-то выел
дорожки просек, – глядя с высоты,
стоят, не шелохнувшись, постовые
нестройным рядом хвойные столбы.
Где каждый раз бежит неузнаваем,
меняя свои лики небосвод,
мы неспроста с опаской отмечаем,
что неизвестен жизни поворот,
что запах быстротечности тревожен -
тревожит бездна прожитых часов,
их, видимо, учитывают тоже
в событиях из птичьих голосов.
С полудня, балансируя по краю,
в гардинах очертив который круг,
усатый хищник нервно наблюдает,
как между стёкол бьётся майский жук,-
так словно в ограниченом пространстве
смиренно проживает человек,
пчела ж взовьётся в странном своём танце,
увидев лучезарный белый свет.
Ты спросишь, как отважиться отныне,
не заперши свои сомненья в клеть,
под шелест тополиных жёстких крыльев,
запомнить дней подробности суметь,
ларец ворот души приоткрывая,
вернуться в дом, что на пути в конце -
в нём точно удивлённо напевают
рассохшиеся доски на крыльце
и, закипая, шепелявит чайник,
а в остальном играет форс-мажор
набрякший распустившийся кустарник,
угрюмый снова расцветивши двор.
Здесь путь от расставаний до прибытий
увидеть и представить нелегко -
поскольку из незначимых событий
всё ощущенье жизни… целиком.

11.06.14


И всё бы ничего

 

Но дождь был ненасытен, слыли дни
листвой повеселевшей, где-то повод
давало буйство цвета, и неловок
качался сквер, лишённый тишины.

И всё бы ничего – гроза, скользя,
ветвилась, всё живое устрашая,
и хлюпали рогатые трамваи,
и прятались пернатые друзья.

Всё словно содрогалось – под и над,
отдавшись трезво приказанью свыше,-
народ искал спасения и крышу,
нарушив неторопкий променад.

Сюжет легко вписался бы в кино-
снуют машины, льются тротуары,
и светопреставления  кошмары
уже приблизились вплотную,  но…

Он на скамье сидел…  казалось мир
проплыл громадным призрачным ковчегом,
а он сидел последним человеком,
оставшимся… неспасшимся одним.

Он наблюдал за неуютом мест,
лучом фонарным…
                             – Профиль долгих капель
касался трав, где древний обитатель
трещал свой земноводный манифест.

Он видел жизнь заботится сама, -
чтоб ночь устроилась в колодцах окон.. 
Стекались сны по гулким водостокам
в застывшие сутулые дома.

Он ощутил, примерившись рукой,
как тяжелел приятно войлок шляпы,
но дождь уже практически не капал -
теперь он слышал как звучал покой.

Там в кронах укоряюще луна
глядит в глаза слезливых георгинов
и тополя потряхивают спину, -
Он это счастье выпивал до дна.

13.09.13

 

Вдыхая необъятное пространство


Заблудший ветер словно ненароком
затронул молодые деревца -
как тяжкий вздох стоявшего у окон
седого и угрюмого жильца,
cмотрящего, как встрепенулась ветка -
‘Взмах дирижёра.. занавес.. огни’,
а на карниз попав полоска света,
скользнула в сумрак комнаты –
впусти..

впусти, где дома прежним постояльцем
пылится и сутулится рояль,
сирень и музыка на чёрном глянце:
колокола, Воздвиженка,
печаль
повремени,  в той тишине фермата
уместна, чтобы вспомнить отчего
под вечер аромат сырого сада
звучал непревзойдённым мастерством.

Была нужда услышать этот ливень…
был с толку сбит желанием на “бис”
сыграть когда-то птичьи переливы
и сотни расцветающих реприз.
Там… жизнь ключом скрипичным открывалась -
без одиночеств, авансцен холодных стен,
гардин, картин и прочих.. в коих малость
осталась.. только – музыка, сирень.

Вдыхая необъятное пространство
симфонии из нынешнего дня,
где всё живет надеждой продолжаться,
как по весне понёсшая земля.

17.05.13

Надежд едва пробившаяся озимь

 

Листала,
и казалось во дворах,
своей ошеломляя тишиною,
пространный звук застывшею слюдою
блестел на складчатых чердачных лбах.
Чрезмерно тушью вычернил листы
курсив ветвей и птичье многоточье…
здесь отчего-то долго тлеют, Отче,
вчерашние погасшие костры.
Когда уже покоится на дне
и тяжелеет воздух мглистым соком,-
еловая бледнеющая тога
встаёт застывшим парусом извне.
Листала, где непрочные снега
залатаны стернёй;
свинцовым взглядом
глядят там берега гранитных градов
как вечность тесно стелется к ногам
земных мгновений,
немощна пока
надежд едва пробившаяся озимь,-
декабрь, мешковат и скрупулёзен,
освоил обозримые верха.
Казалось, что отыщутся твои
там без вести пропавшие объятья
среди заиндевелых колких прядей,
среди летящей нежной толчеи.
Листала, но ни слова, что в сердцах
календарей исполнятся причуды,-
и нет конца покуда свет повсюду
совсем иной – немеркнущий,
в церквах.

30.11.12

 

 

В катушку времени


В катушку времени закрученный октябрь
с трамвайным лязгом плыл,
и удаляться
намедни медлил дождь и сотней жабр
дышали города. В шаманском танце
слетались листья, исходили дни,
в осенних трюмах тесно и укромно
дышалось,
где-то бился о ночник
последний надоедный насекомый.
А в горькой ягоде отзревших строк
остался привкус зелен,
личным даже
сквозило из окна, где одинок
октябрь плыл в окрестном антураже.

Соившись до запретной глубины,
и лязг, и письма – так же всуе… всуе
мне стыть в неоправдании вины,
отягощённой прелым поцелуем.

26.10.12

Мне показалось

 

Мне показалось обрывается,
скользит и вьётся в глубине,
кружась за опустевшей станцией,
по воздуху..  ещё  слышней
покажется, как благозвучностью,
затеплится в который раз
на ветках шёпот, где излучиной
протиснулся полночный час
у спящей поредевшей рощицы,
сверкнув глазами темноты,
он где-то словно заполощется
в утробе вызревшей звезды.
Не называешь крайним случаем,
но осени проймёт мотив -
круг судьбоносный не получится
не разорвать, не обойти.
Вдохнёшь, но так и не надышишься,
и в ливнях обнаружишь суть
необходимости под крышами
неисчерпаемость вернуть,
того, что кажется обыденным,
обыгранным в толпе,  листве,
в одежде, в воздухе и, видимо,
в особом пряном веществе, -
Привычно жить чересполосицей, 
не заприметив за окном,
как чёрно-белым снимком просится
сентябрь в потерянный альбом.

09.09.12

Чтоб не забыть


Значенья не придашь – стихи и встречи,
но зорким кропотливым ремеслом
сведёт на нет и крестиком зачертит
разлуки неразменное число.
За поворотом в сумерках укроясь,    
и здравому рассудку вопреки,                        
так непривычно кроткий мегаполис,                         
забыв про гордость, кормится с руки, –                                     
на алтаре речном лампады шатки;
вдоль улиц, где ажур оград свинцов,
заметишь: ночь троллейбусной «десяткой»
помчится на Садовое кольцо.
Как прежде будто, в расстояньи шага,                     
вдыхаешь почерк дыма и тоски -
из первых листьев скроенная сага
в дворовых москвошвейных мастерских.
Ты скажешь, что всего лишь пережитки:
… окно слезливо, грузен потолок,
и горизонт ольшаником прошитый
напомнил глухариное крыло.                           
В театрах, вестибюлях, на галёрках
слова вмещают судьбы,
рад не рад, -
свирепствует и движет шестерёнки
вдогонку меднолицый циферблат.
Чтоб не забыть, не отпустить порожним -
стихи и встречи… встречи и стихи
нашли привычку уживаться с прошлым,                   
с которым мы давно уже близки.    

08.08.12

В силу разных причин

                                              

                                                              Виктору Николаевичу Тростникову

 

В силу разных причин этот воздух горчит,
расправляет дыхание звонница -
будто настежь простор, а резной мезонин
тёмным сводом за ветками сходится.
Эта тяжесть впитавшего влагу бруска,
скособоченной бочки заржавленной,
сердцевины забытого в скобах замка…
Только утро раскрытыми ставнями
смотрит вдаль, там стоит долгоног сухопар
перелесок и Устья беглянкою
исчезает в глуши, где сластит медовар
свои будни янтарною чаркою.
Не ссудить этих дней предрассветную синь -
в перепевках заходятся кочеты,
тут и завтрак, где кряжистый стол и скамьи
под навесом навечно сколочены.
Приютившей хозяйки шаги, под крыльцом –
кот-слепец между балками тычется,
чтоб коснуться ладоней, смурчать в унисон 
исполать, несомненно, провидчески - 
Всё истлеет рогожей, наградою ей
вне времён.. вне дождей.. вне распутицы
станут годы стелить серебро тополей
драгоценной и жертвенной мудростью.

Пусть запишет Философ, что воздух горчит,
а в саду мякоть зреет мгновения.
В силу разных причин мы о многом молчим,
чтобы в этом найти откровение.

28.07.12

Переделкино

 

Где в комнатах застыли зеркала
и тишина берёт оброк поныне,-
укроются в преображенном мире   
сиявшие за полем купола, 
а полый звук ещё вмещает суть
сиротства безголосой половицы,
когда тропой нехоженой страницы          
порог высокий не перешагнуть.   
Больней и безнадежней не узнать,
как нараспев молиться научили
застишия витых чернильных линий,                              
сухой дымок, железная кровать;
как тянется закатная свеча,               
сгорая у проселочной излуки,-
до тонкости когда-то знали руки
рояля запредельную печаль.                                                         
Где неба старость тысячью морщин
заглядывает в безучастность окон,
в саду зацвел засохшей вишни локон 
без всяких оснований и причин…

19.07.12

 

Неразменным рублём

 

                                                                        Моим новым солонцовским друзьям            

По-другому никак, будет сыграно в лицах,
проживется правдивей на третьих ролях,
не в столиц толчее и газетных страницах,
не в афишах, не в дальних гастрольных огнях. 

От сиреневых крон и шальных поколений 
до подмостков финальных закатных омег,
как сухой лоскуток по гранитным ступеням
дворник гонит горячечный спятивший век.

Не в столиц толчее.. неземным самородком
зреет в завязи строк солонцовский июнь,
где петлисты слова – старомодные чётки,
на протяжных дорожках качнувшихся струн,

где отверстым дыханием чаяний сохнут
на столешнях заснежья разнеженных лип
мягко трётся покой зеленеющим боком
и зрачками сияет заблудший залив.

Из слагаемых новых  до взлёта.. до веры
заполынит и стронет быльём и зверьём         
чёрно-белых ролей угловатые сферы,
чтоб до тех колоколен зардел окоём.

Этот вечер с лицом захмелевшего брюта
неразменным рублем уже выверил блеф,
по-другому никак не случится покуда
до себя остаётся последний билет.


08.04.12         

Сон… пусть сон

 

Проснись..
проснись, чтоб непременно вспомнить -
там за оградой сквера в глубине
дорожки застилаются извне
протекшим светом из фонарных донец,
тенетами ночей надежды зыбки,
в усмешке месяц перекошен ртом,
сжимая тьму,
фальцетом о своём
бесчувственных дворов ворчат калитки..
Пока пора верстает предисловье,               
а время льнёт залечивать тщету,
больничную листая тишину,
как книгочей у мира в изголовьи..
и отчий дом твоих воспоминаний,
где сызнова кроит велосипед
по липким тропам залежалый креп,
проносится,  как кадры на прощанье.
Но будто бы сильней и будто чаще                        
в прерывистом
проснись.. проснись.. проснись
каскады ливней бьются о карниз -
проклюнувшись, апрель дождём иначит.
Проснись на померанцевом восходе,
где ящеркой прозрачной мельтешит
в демисезоне неприглядном жизнь
одетая совсем не по погоде.

12.03.12

 

 

На другом беззимнем полюсе

Na drugom_audio

 

Невпопад ледостав наших чувств и тайком,
где белёсый декабрь исчезает вдали,
хитрый город нескладным своим существом
взгромоздился на сонное тело земли.

Где-то в той стороне адресат занемог,
хоть слезливых сезонов прошла череда,
обернувшись сквозь самый последний звонок                                                 
обжигающей вестью –
Опять холода..
пробрались на порог по забытым следам,
пусть в беззимье, и пусть нелегко оттого..
Не поверишь, но, видимо, в правилах Там,
чтобы зябко дышалось,                                                 
когда Рождество…
чтоб до дрожи тревожить предчувствием зим
и в изнанках души на других полюсах
тихо сыпались хлопья и светом своим
оставляли в раскормленной тьме чудеса.   

Может прошлое ладит канвой оберег
и недвижимы наших невстреч рубежи.
Как в последнюю повесть сбежим  в этот снег?…
Знаешь, кажется.. с ним возвращается жизнь…

11.12.11

 

Не ищи

Межсезоньем легко заболеть.. и поверить -
за окном прохудившийся высший порядок.
Затеряться не грех в проливном интерьере,
в тёплом драпе пальто и уюте перчаток.

Ценен тот фолиант и чутьём букиниста -
там под ворохом сотни безвестных преданий,
как реликвия будет подённо пролистан,
но скорее – спасён естеством увяданий.

Утончённость сравнений в контрасте полезней:
мой симптом -
                         безнарядье завившихся прядей,
в отражениях давней осенней болезни -
бледность кожи не может казаться номадней.

Будет опием – шелест, в крови разведённый, -    
лучше так, отрекаясь, забыться в монизме..          
Заколдованным в чаще двум трепетным клёнам
рассказать тридесятую сказку о жизни.

13.05.11

 

 

Померкнет прежних превращений толк

Притих уж сад, отяжелели плечи                
И пахнет сидром яблони подол,               
Червлёный колер лижет листья едче            
в ненастный день…                                    
                                     крахмальный вечер квёл,-

Гнетут дождей растянутые гроздья,
По крыше звонистой.. дробится гул..

В мохнатом пледе я уже не гостья 
Блаженному, кто громок и сутул,-

Его любви читаю яркий почерк
В цветах последних –
                                     маслянистый шёлк
среди янтарных скроенных сорочек
Померкнет прежних превращений толк.   

 

10.09.10

 

 

Зажженный сумрак…

Зажженный сумрак парковой аллеи
Фонарными цилиндрами ловушек,
Залетные случайные трофеи
В последнем  танце – кружат.. бьются.. кружат..

Бесшумно вдоль вытягивает тени
От поступи, как пряжу, – дальше – тоньше..
Метаморфозами ночной артели
Надменный месяц серебрится кожей.

Уже затих цикад болтливых стрекот
Дождю вослед – веселье скоморошье,
Оторванный висит скамейки локоть,
Осиротевшей на мощеной прошве.

Сказания прокисших листопадов
Бормочет прель.
Шершавою подошвой
вспугнет в тиши гнездившийся порядок
Сутулый припозднившийся прохожий.

 

21.08.10

 

 

Осязанием жизнь

Осязанием жизнь -
неуемным манящим бездомьем,
Не сберечь в закромах всё величие чуда
окрест
тихо стелется ночь существом чернокрылым вороньим,
бутафорией свыше проколами множится блеск…
Брудершафтом в сердцах осушается чаша терпенья,
Тяжкой ношею тщетно печаль за плечами таскать -
Расшвыряет бесстрашно стихийным
шальным возвращеньем
Воскрешающих чувств безмятежная нежная рать.

 

30.10.10

 

Перейти эту осень вброд…

За порогом порядка нет,
чехардой разгулялась явь,
плут платан обнажил хребет –
сторговал за бесценок ржавь,

от убытка нет панацей 
проповедуешь голым коль…
монотонно бряцает цепь –            
псовы будни забора вдоль.

И не то чтоб какой-то мот
зацыганил крон пестротой -
просто сверху забавней смотр,
когда кружится фон земной.

Верховодит дождь лиходей -
всё до донца промокло,
вновь
посмотри, занедужил день,
сдвинув занавес до краёв.

Перейди эту осень вброд,
унеси чудеса в горсти,
кропотливо из непогод
утешенье учись плести.

07 .09.11

 

Архив

К запахам прикосновенье, неизведанный архив -
Деревеньки дух полынный,
                                                 аромат цветущих лип..

Платья елкам раздувая, принесет издалека
Ветром весть с болотных краев про шуршанье тростника.

Там в лугах сырых нехожих пробивается росник, 
Прячет пыльный подорожник стон колес
                                                                            и грязи всхлип.

Под навесом яблок дольки вялит липкий солнцепек
И в малине на ладонях кориандром
                                                                 пахнет клоп.

Раскрывается цикорий в сотни любопытных глаз,
в запах дикий, млечный, горький….
                                                               стертый в памяти..  нестойкий..   

Там закатами за горкой тянет времени баркас.

02.08.10

На сопках…

 

Прорастанье небес непроглядною взвесью -
рубежи исчезают в размытых рельефах,
где на сопках слышны не манчжурские песни
в усыпляющих неуловимых напевах.

Настроенье укрыто пестреющим настом, –
тишина – неизбежный мотив отрешенья,
захлебнуться от запахов.. в счастье напрасном,
что полынно сулит перспектива сближенья..

и как рукопись, осень запрёт в саквояже,
в сердцевине евклидовых пересечений -
“на безрыбье” особенно ценятся кражи
неизношенных вечнозелёных мгновений.

10.04.11

 

 

Недостаёт дождей

Недостаёт дождей, чтоб оправдать печали -
ни охры напоказ и осень будто “лже”
в замшелых кладовых житейских примечаний *
анахронизмом чувств
на зыбком рубеже
не назначать тебе под тополем свиданий -
в беспроводных сетях
по киловатт часам.
Могу предугадать,
как мысль на расстояньи,
по аритмии слов душевный нотрдам.
Пусть нас соединят невидимые нити -
так в атмосфере дождь созвучно моросит..
Теперь моя печаль -
как следствие – в зените,
такой любви подвержен редкий индивид.

04.05.11

 

 

 

Промозгло

 

Промозгло. Контрастом теплу – предрассветная муть,    
Закалка для хрупких в энергии из кофемолки.               
Всю ночь мятый день не давал позволенья уснуть
До первых лучей перещупывал лица да толки. 

Рецептом спасаясь – в глубоком дыханьи – покой, 
Да сотней баранов, что прыгают…прыгают…
                                                                            ловко
театром теней за гардинами, где – кочергой
согбенный фонарь забавляет снотворной уловкой.   

Минутным забвением – сон..  расписанием – жизнь
Засохшим конвертом слетает к ногам адресата
Прожилками осень – на лужах уже витражи,
И хрустом ломается возраста прочная дата,

когда не пройти, не нарушив стеклянный абстракт,
И жадно вдыхается воздух упругий и колкий. 
Промозгло. Нахохлившись стаей угрюмо стоят
Ненастные дни на укромной мирской остановке.

22.10.10

Позвонки

 

Прозрачности кристальные венки
Бесшумным звоном нежных столкновений
Садов небесных мистика цветений -
Мерцают ледяные лепестки.

Там в споре жадно тянут полотно,
Не уступив без боли и сомнений,
Тоску о прошлом – главное звено
Для завтрашних и нежилых владений.

Суждением, без права на возврат,
В них секундант отчетливо и чисто
Приговорит на гибель дуэлиста,
Отмерив продолжительность декад.

Теорией, так засыпает жизнь
От равнодушия без оттепели сердца,-
Болезненным ознобом платежи
До неизбежности живительного всплеска.

14.11.10

 

Начать

 

Пусть с чистого листа, так может легче.
Хоть поздно, но начать, когда бело..
Непознанный, а значит гуттаперчев,
Пришедший день, широким полотном.

Где тонут крыши под шитьём ворсистым,
Сменив ненастья прелый гардероб,
И стелется рассвет повадкой рысьей
По лабиринту мягких трещин – троп.

Дымит из труб, за опереньем серым      
Преобразилось зыбкое тепло;
Проныра луч сквозящим лицемером   
Начнёт капелью ранний монолог.

Как прежде всё.. но ближе и виднее
Тому, кто с чистого листа начнёт,
Прочерченный прозрачной акварелью
В контрастности разлитый горизонт. 

14.12.10

 

 

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

*

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>