Трамвай 86

Маршрут

 

Ты вернёшься,  в контрасте почувствуешь, наверняка,
этот город устроен на удивление просто –
за трамвайным кольцом под мостами лоснится река,
фонарей многолунье, витые решётки. В набросках –

свет здесь клином сошёлся, разлит по колодцам-дворам,
но пока в пору звать твоих снов неотложную помощь -
спи по улицам.. спи по шагам, по заветным словам, 
вспоминая обратный маршрут, и как только захочешь –

три пролёта наверх.. три пролёта, где вьют небеса   
свои хрупкие гнёзда в заброшенных пыльных мансардах..
в старых фикусных кадках, проёмах, настенных часах
зреют звёзды..  прозрачные звёзды,  и пятятся рядом

по Фонтанке туманы, зашёптанным фарсом ветра   
рассылают по форточкам стылых рассветов приветы.
Как дожить до себя,  когда ворохом сыпать горазд   
на окраинах снег плюс на встречи наложено вето.

Возвращайся домой, раздевай свою суть донага,   
в этих ты переулках давно позабытый прохожий,
поспеши до главы, где совсем обмелеет строка,
слишком призрачна жизнь, оттого и прочтётся тревожно.

На прибрежных проспектах покажутся мысли вьюжней-
станешь сравнивать быт,  пресловутый нордический климат,
взглянет нежно каналья Сфинкс королевских кровей                                                                        
вслед тебе.  Вдруг услышится резко и неумолимо,–

закалившись в подземках, питейных подвалах, тщетах, 
где-то Время грохочет навстречу тяжелым трамваем. 
И зачем отрицать,  будет счастье ещё, но когда
ты вернёшься. Вернёшься, надеюсь… да нет – точно знаю.

31.12.11.

Сколько лет утекло…

Сколько лет утекло.. да какой в этом толк
Перематывать долгие кадры прожитий
И чреват сожалением совести торг, -
Почему нет лазеек в налаженном быте.

Ты являлся в безмерном владении снов            
С тем же угольным запахом – невероятно..       
И шуршащей возней за стеной грызунов,               
Чье семейство – по обуви вижу-  всеядно.      

Паутинной гирляндой вторженью запрет
И сметать тяжело невесомые сети,-
Симпатичен хозяин витья – домосед,
Поселившийся в чайном трехногом буфете.               

Здесь засушенной флорой в гербарии чувств
Остается зеркал отражение пыльным,
Колыбельной дивана – соломенный хруст
Усыпит.. как укор молчаливым перинам.

Отрекаюсь от планов в чаду городском,    
Напоила блаженным настоем истома,-
Обрываясь в начальном звене кувырком 
Покатились.. домой..                                                                                                                           
                                         поезд..  станция…
                                                                            Дома. 

06.10

 

Трамвай 86. Mельбурн


Я верю в присутствие медной трамвайной души..
cкользящей смычком по натянутым струнам обочин,
эклогой звуча между скверами в ряжестве сочном,
вливаясь в протёртость окраин и леность глуши..

А летний февраль, как насмешка, на кряжах кружит, 
доносится тихая речь тарабарщиной где-то…
циклон переполнил терпенье столичной газеты,
бодрившей, что ветошь не стоит понятия жизнь..

Понятия жить, пусть в разнос иногда рубежи
в трехбуквенном – век, что пристроено в каждое чело
бесценным подарком в границах земного удела,
где вечным трамваем развозятся лет тиражи.

К чему философии камни слагать.. не спеши..
гипнозом плывет в синеве парусиновый росчерк
до станций конечных.. до станций.. мой разум бормочет..
мы мазаны миром одним – подорожный пошиб.

Холодное – Престон. Обратно в безрельсовость – шит…
уже тротуарами путь, а когда – бездорожьем,-
не те времена, чтобы сердце стучало порожним
неверием, что
                    …там смычком.. у обочин.. в глуши..

 

 

06.02.11  Пригород Мельбурна. Preston-Bundoora

 

Против правил

Ворвусь в весну, пусть будет против правил -
судьбы ломоть и разнозвёздность стран -
мне Южный крест, тебе Альдебаран -
над головой реликтовый дендрарий.
Безудержно в изнанке зазеркалий
без штемпеля, ключей, по-воровски,
в запруженных дождями мастерских
услышу затяжные пасторали,
как приговор… мосты, сады, фасады,
вощёность захолустья, чёрствость крыш,
подошв решётки..  ветер – нувориш
вращает флюгер в направленьи взгляда
в твою весну, где шаг за шагом хлябать
по непролазным мегабайтам чувств
к любви в причудливости Эль Каприччо,
спонтанностью и отчужденьем китча
Ворвусь.

06.03.11

 

Был Человек


                                                                       С любовью, Владимиру Андреевичу Ежову
Раздаётся судьба, как заветный билет -
Ярлыком  “шут”, “тиран”, “благодетель” иль “гений”..
Торг уместен, а если кто ловкий, “делец”,-
Знает суть коридоров людских академий,                                              

Просочится сквозь сито дотошных мерил
Мимикрией к излюбленным, вкрадчивым танцем,
Паутинностью тем, кто привычно бескрыл,
Может чей-то удел – виться и пресмыкаться..

Вероятно, возьмёт осмотрительно в долг,
С громким штампом “богач” расплатиться не сложно, 
“Золотой господин был ” – тисненьем итог,
Где бюджетно его добродетель премножат.

Выбор есть, с чьей душой истоптать белый свет,
Веселить ли сомнительной шуткой паяца…

Ощущением скорбным – ушел Человек…
Обещал позвонить, но успел потеряться.
Доверял, и жалел дураков, да калек,
Не прослыл подлецом, не лежал тунеядцем…
В ожидании тщетном пропал Человек,
Пусть весь мир умолял хоть на миг, но остаться.

Электричка везёт, там где блеск куполов,
Где ковыль, как забытая песня о вере
В настоящесть простых и обветренных слов,
Всепрощенье любви, обратимость потери.

Здесь не признана власть штампов да ярлыков,
Но пронюхает доброе сердце собака,
Щедрость до нищеты – Человек был таков
И считал это самая мелкая плата.         

Легче ждётся письмо, перезвоном дожди
Приучают к бесслёзности от расставаний.
Раздаётся судьба – “без ушедшего жить”
В невозможности встреч -
                                               бесконечность прощаний.

25.11.10

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

*

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>